Мэн Рэй. Человек Луч

Он создавал глянец, когда самого понятия глянца еще не существовало. Он не изобретал фотографию, но то, что он с ней сделал, превознесло ее от утилитарности до высоты искусства. Позировать перед его объективом мечтал весь бомонд, потому что он умел осветить своими вспышками не модель, но ее душу, ее чувства. Его звали Мэн Рэй.

Man Ray

Человек Луч – не правда ли, удачный псевдоним для того, кто подчинил себе свет? А ведь назвался он так лет в восемнадцать, когда и речи еще не могло идти о том, что этот вздорный мальчишка войдет в историю. Просто свое настоящее имя – Эммануил Радницкий – он счел слишком громоздким. Вот и усомнись после этого в том, что имя влияет на судьбу.

Отец его портняжил, слыл лучшим в округе мастером по пошиву мужских жилеток. Мэнни следовало бы перенять это хлебное мастерство, но ему претил стук швейной машинки. Он бредил рисованием. В любую свободную минуту любой свободный клочок бумаги заполнялся его набросками и эскизами. Отец, смирившись, отправил «нестандартного» сына учиться архитектуре. Пусть уж рисует. Но так, чтобы это ремесло его кормило. А тот сбежал в Нью-Йорк, а потом – в Париж. И вместе с толпой таких же хулиганов от искусства взрывал своими работами мозг почтенных граждан, устраивал фурор выставками своих картин и инсталляций. Молодые бунтари мечтали разбудить закостеневшее мышление обывателей, заставить их видеть мир свежо и по-новому. Они умудрялись ухватить и перенести на полотно движение мысли, ход времени. Но, увы, никому, кроме них самих, это не было интересно.

И пропасть бы молодому Мэн Рэю в нищете и безвестности, как и десяткам других вольнодумцев, однако (о, непредсказуемая фортуна!) публика, не признавшая его картин, влюбилась в его фотопортреты.

Прежде он считал фотокамеру лишь модной игрушкой. Снимал все, что попадалось под руку, наплевав на каноны и от души экспериментируя с техниками, ракурсами и светом. Внезапно оказалось, что все эти портреты, снятые походя и безо всяких правил, наполнены удивительным звучанием. Что ему удалось увидеть и поймать нечто неуловимое, внутреннее, невыразимое. Мысль? Свет? Может, душу? Как же необычно было это во времена, когда со снимков смотрели лишь постные девицы со сложенными руками да строгие отцы семейств в окружении многочисленных домочадцев.

Главной моделью у Человека Луча всегда был свет

Слава о гениальном портретисте разлетелась мгновенно. В его ателье выстроились очереди, его разрывали приглашениями на съемки модных показов.

За сотрудничество с ним соревновались самые крупные журналы Harper’s Bazaar, Vogue, Vu и Vanity Fair. Мэн Рэй никогда не отказывался от дорогостоящих заказов парижской элиты.

Однако, единственным, что его по-настоящему интересовало, был свет. Только свет мог сделать обычную фотографию – живой, дышащей, говорящей. А все объекты его съемок – предметы или люди – были лишь средством помочь свету проявить себя. За десятки лет до появления фотошопа Мэн Рэй одним лишь светом превращал своих моделей в существ потусторонних и фантастичных. И не моделей он снимал, а образ, мысль, чувство. Наверное, поэтому его снимки стали настоящей революцией в рекламе и в модной фотографии.

Мэн Рэй жил в безумное время. На его жизнь пришлось две мировых войны, он менял города, страны, женщин. Остался верен лишь искусству и своему беспрестанному поиску новых способов выражения. Он даже умер не в постели, как положено умудренному опытом старцу, а в своей парижской студии. Возможно, боялся чего-то не успеть?

Наталья Ковтун для Школы авторов глянца

Понравился пост? Расскажите друзьям!
Хотите первыми узнавать о новостях глянцевой журналистики?

3 thoughts on “Мэн Рэй. Человек Луч

  1. Замечательная история интересной и неординарной личности!