Путь в журналистику: история Яны Перепечиной

Мама троих сыновей Яна Перепечина рассказала Школе авторов глянца, как она сменила профессию учителя на журналиста.

Yana Perepechina

Год назад, первого апреля, я вышла из государственного института, в котором преподавала больше двенадцати лет, безработным человеком. В ходе реорганизации молодой горячий ректор избавлялся от тех, из кого нельзя было выжать все соки, не нарушая закон и не вызывая гнев общественности: многодетных мам, опытных преподавателей, достигших пенсионного возраста, и разного рода льготников. Я с моими тремя мал мала меньше детьми тоже попала в эту категорию. Нет, меня не уволили, но предложили такие условия, что я уволилась сама. И вот первого апреля я стояла на крыльце медико-стоматологического университета и чувствовала себя парадоксально счастливой.

Я любила свою работу, коллег, студентов так же, как раньше любила учеников в школе. В ней я работала с восемнадцати лет, второго курса института. А потом, выпустив второй свой одиннадцатый класс, вдруг в одночасье ушла – захотелось чего-то нового. И первого апреля прошлого года, я снова почувствовала, что пришло время что-то менять.

Писала я, как многие филологи, всегда. И что-то даже публиковали. Более того – даже гонорары выплачивали и, кстати, вполне приличные, как я понимаю сейчас. Но все это было эпизодически.

Мысли о том, чтобы превратить писательство и журналистику в дело всей жизни посещали меня давненько, лет так с… Хотела написать – с двадцати пяти, а потом поняла, что раньше, намного раньше – с детства. Как буквально с начальной школы я мечтала стать учителем, так примерно с тех же пор я постоянно что-то писала.

Но работа учителя такова, что заниматься чем-то еще можно только в мечтах. А на деле – дети, родители, школа, тетради, экзамены. И так по кругу. А потом подряд у нас родилось трое сыновей. И тоже было как-то не до ручки с бумагой, в смысле – не до компьютера. Когда дети чуть подросли (младшему исполнился год, среднему – три, а старшему было почти пять), зуд писательства стал нестерпим. И я ночами накропала аж шесть детективов для взрослых и несколько книг для детей. И даже разослала их по издательствам.

И мне даже позвонили из известного крупнейшего издательства! Что я испытала тогда – не передать словами. Тем более, что на форуме этого издательства знающие люди утверждали: звонок редактора – это 98% гарантии того, что книги опубликуют (ведь личное общение с огромным количеством авторов невозможно, пишут и звонят только тем, чьи книги заинтересовали). И дело уже шло к тому: редактор дала мне свой собственный адрес, а не тот, куда идут горы и горы «самотека», несколько раз звонила, часто писала и даже поздравляла с праздниками, более того – мне неоднократно писала уже и начальник направления…

А потом что-то произошло. То ли кризис, то ли неформатными оказались мои книги. В общем, я попала в те 2%, которым общение с редактором ничего такого не гарантирует. Мне написали письма, полные искреннего сочувствия и обещаний непременно пустить в дело мои опусы, как только наступит подходящий момент. За сочувствие я была благодарна, а обещаниям не очень-то поверила.

В общем, к первому апреля прошлого года автором я была уже битым. Да еще и безработным. Казалось бы – кругом одни неудачи. И тем не менее – чувствовала себя счастливой. И вот на волне парадоксального счастья вспомнила я о том, что когда-то мои статьи публиковали и даже выплачивали мне гонорары и… И решила подойти к делу серьезно – поучиться. И вот тут-то…

Яна Перепечина с сыновьями

Тут-то по законам жанра все и случилось. Правда не так быстро, потому что сначала наша семья осваивалась на новом месте (мы переехали в другой район), дети не ходили в детский сад, и времени катастрофически не хватало, потом были летние каникулы. А потом… Потом я случайно попала на сайт Наташи. И взахлеб прочла все, что было на нем. Поудивлялась тому, как по-разному приходили Наташины ученицы в журналистику, порадовалась их достижениям и решила написать этой милой девушке, которая приветливо и обнадеживающе смотрела на меня с фотографии на главной странице сайта. Вопрос у меня был очень меркантильный: сколько можно заработать журналистикой?

И Наташа мне ответила, да не лишь бы отписаться, а рассказала подробно и даже дала несколько советов. Я подумала еще немного и решила, что хочу учиться именно у Наташи, потому что неравнодушие к случайному человеку, каким была я для нее, когда написала, очень многое говорит о человеке.

О процессе обучения долго рассказывать не буду, скажу только, что все было интересно, полезно и вдохновляюще. Настолько, что результаты на сегодня такие:

  • я постоянный автор портала «Материнство», у которого более миллиона уникальных пользователей в месяц;
  • для журнала «Лиза. Мой ребенок» я написала уже шесть статей, одну из которых включили в спецвыпуск «Первый год жизни», остальные выйдут в самом журнале, еще несколько тем одобрены редактором и находятся в работе;
  • редактор журнала «Лиза» приняла мой рассказ, который я отправила на пробу, и просила писать еще.

О сотрудничестве с небольшими сайтами и журналами писать не буду – это уже пройденный этап, как и тяжкий и неблагодарный труд рерайтера/копирайтера. А впереди много нового и интересного. Ведь благодаря Наташе и ее курсу я даже после всех прошлых неудач не разуверилась в себе. Наоборот, теперь я твердо знаю, что все обязательно получится. Надо только не мечтать, а делать.

Яна Перепечина,

в прошлом учитель русского языка и литературы

 и старший преподаватель МГМСУ им. Евдокимова,

а сейчас мама троих сыновей и журналист

Понравился пост? Расскажите друзьям!
Хотите первыми узнавать о новостях глянцевой журналистики?
Этот пост был опубликован в рубрике: Отзывы.

One thought on “Путь в журналистику: история Яны Перепечиной

  1. Спасибо за статью))) Мне тоже интересно, сколько можно зарабатывать журналистикой (особенно если нет опыта) и можно ли сделать эту работу более-менее постоянной (чтобы не одну статью в месяц публиковали, а почаще)?